Крымский офшор будет ориентироваться на британское право

Крым поможет дебюрократизировать Россию, став площадкой по отработке лучших мировых практик управления, обещает МинКрыма. В крымском офшоре будет британская система права.

Основой идеологии особой экономической зоны (ОЭЗ), которая будет создана в Крыму, станет применение лучших мировых практик, рассказал министр по делам Крыма Олег Савельев: на место подлежащей слому украинской системы лучше внедрять не российскую. «В Крыму мы имеем уникальное окно возможностей: вся та удушливая бюрократическая конструкция, которая у нас, в России, сформирована, — там ее нет. Задача — сделать в Крыму не так, как в России, а намного лучше», — сказал министр. А потом распространить эти лучшие практики на всю Россию. «[В готовящийся сейчас законопроект о Крымской ОЭЗ] мы постарались заключить по максимуму тех фантазий, которые мучают и наш бизнес, и наших чиновников тоже», — поделился Савельев.

Как в Британии

Одна из таких «фантазий» — «цивилизованный офшор», предоставляющий помимо минимизации издержек возможность заключать сделки по британскому праву. «Никто не мог поверить, что это реальность!» — радуется Савельев. Новшество не исключает возможности одной из сторон сделки обращаться в российский арбитраж, уточнил он, но при согласии сторон они смогут рассматривать сделку по британскому праву.

Чего в офшоре не будет — так это отмывания денег, предупредил Савельев: «Возможности отмывать в Крыму наворованные деньги мы точно не дадим».

Гражданский кодекс позволяет двум российским компаниям заключать сделки по иностранному праву, только если их сделка с иностранными элементами (контрагент или его мажоритарный акционер — иностранец либо продается актив, находящийся за рубежом). Иначе российские суды скорее всего сочтут такое условие в договоре искусственным и не примут его во внимание, указывает партнер King & Spalding Илья Рачков: «Для Крыма, видимо, предлагается исключение». Цель благая, но очень сложно понять, как ее реализовать, продолжает Рачков: это станет революцией для судей. «Как можно английское право применять на территории, которая не признается странами Британского Содружества и США?» — удивляется Александр Захаров из Paragon Advice Group: такие договоры нельзя будет защищать в британских судах. Видимо, цель — превратить Крым в классическую низконалоговую юрисдикцию вроде Кипра, но при этом и на Кипре не действует британское право, оно лишь взято за основу, замечает Рачков.

Британское право более гибкое, предполагает свободу договора и поэтому допускает, например, опционы, исполнение которых привязано к соблюдению какого-то условия, или использование трастов, перечисляет Рачков. Когда чиновникам в прошлом году запретили владеть активами за рубежом, многие при переводе активов в Россию столкнулись с проблемой: равноценной замены трасту в России не нашлось, сетовал чиновник Белого дома. Многие чиновники выбрали доверительное управление, но это не одно и то же — оно не предлагает таких возможностей, как траст, объясняет сотрудник управляющей компании.

Лучше Либерии

Территорией ОЭЗ станет весь полуостров, этот режим позволит поставлять туда продукцию беспошлинно, а товар из Крыма будет квалифицироваться как произведенный на территории Таможенного союза. Правда, может возникнуть противоречие с нормами ВТО, уточнил Савельев: «Но чтобы предъявить нам претензии по Крыму, придется признать Крым в составе РФ».

В Крыму попробуют отработать режим «свободного порта» — когда таможенная граница находится вне территории порта и заход в него судов не связан с пересечением границы России, сказал Савельев. Во Владивосток, сравнил он, даже при обнулении всех платежей при заходе в порт суда все равно вынуждены по нескольку суток проходить необходимые формальности. Также рассматривается режим «удобного флага» — российского, сказал министр: «Задача — сделать более конкурентное предложение, чем — условно — либерийский флаг». У Минтранса ранее была такая попытка, но все-таки российский флаг оказался неконкурентоспособен, отметил Савельев. Режим «удобного флага», как правило, предполагает для нерезидентов — владельцев судна ряд льгот: быструю регистрацию, таможенные льготы, минимизацию формальностей и налогов собственной страны нерезидента. Но из-за непростой политической ситуации может оказаться, что российский флаг будет достаточно привлекателен для российских судовладельцев, в том числе и исходя из соображений безопасности судовладения, считает Савельев.

В ОЭЗ постараются избежать традиционного российского бюрократизма при получении разрешений на строительство, подключений к электроэнергии и т. д. Рассматривается ряд долгосрочных налоговых льгот для новых предприятий, а также отмена НДС в сфере услуг, сообщил министр.

У Крыма будет своя специфика — две категории инвесторов ОЭЗ: резиденты, инвестирующие в Крым, и портфельные инвесторы, создающие там центр прибыли для инвестиций за пределы Крыма, рассказывал ранее директор департамента Минэкономразвития Андрей Соколов. По такому принципу работают компании в транзитных юрисдикциях (например, на Кипре), через которые перекачивается капитал из России в офшоры и обратно.

Льготы получат не все компании: за три года резиденты должны вложить 150 млн руб. в проекты на территории Крыма или Севастополя, а портфельные инвесторы — те же 150 млн руб., но в виде регистрационного сбора. Компании будут освобождены от всех налогов, кроме налога на прибыль в размере 10% и акцизов.

Но необязательно, что, если кто-то пришел со 150 млн руб., он получит статус резидента с соответствующими льготами, сказал Савельев: льготы в основном коснутся проектов green field (новых), с уже действующих предприятий налоговая нагрузка снята не будет.

В числе идей — замораживание продажи госземель, продолжил министр: земли в ОЭЗ будут сдаваться в аренду на 49 лет. Иначе бизнес будет строиться на спекуляциях землей, а не на производственной деятельности, объяснил министр. Возможно и изъятие частных земель для госнужд — например, инфраструктуры, тут можно воспользоваться и российской практикой — лучшие решения, по мнению министра, были проработаны при подготовке к саммиту АТЭС.

Все для Украины

Савельев надеется, что Крым останется привлекательным в первую очередь для украинского бизнеса. Например, там продолжают работу украинские ритейлеры, рассказал он, и Россия крайне в них заинтересована: «Тотальный приход наших компаний просто приведет к заметному повышению цен». Ритейлеры, по его словам, тоже хотят остаться в Крыму: «Они мне говорили: вы только со своей стороны забор не ставьте, а мы со своей дырочку всегда прогрызем».

Основным источником инвестиций в Крым может и должна быть Украина, убежден Савельев: «И я готов для этого по максимуму и помогать, и обеспечивать гарантии, и т. д.» Но если украинские собственники не готовы обеспечивать работу предприятий, будут применены процедуры банкротства, внешнего управления, прокурорского реагирования и перезапуск предприятий уже на российские заказы с российским сырьем, сказал министр.

По его словам, у всех предприятий уже открыты рублевые счета в банках, работающих в рублевой зоне. Нацбанк Украины с 6 мая прекратил деятельность украинских банков на полуострове. Почти двухмесячная (с момента референдума) фора, предоставленная украинским нацбанком, помогла избежать социально-экономического коллапса полуострова, благодарен Савельев Киеву.

Международный опыт показывает, что идея построить рай в отдельно взятом регионе срабатывает редко: у Китая получилось развить некоторые регионы, но в стране качество бюрократии изначально было лучше, рассуждает аналитик S&P Карен Вартапетов. Должна быть конкуренция, добавляет он. Территории развиваются тогда, когда конкурируют друг с другом за привлечение капитала. Россия, создавая ОЭЗ, уже ставила задачу провести дебюрократизацию, но, за единичными исключениями, результаты до сих пор очень скромные, считает Вартапетов.



«Ведомости» 8 мая 2014 года

Изображение: